008_369 ШКОЛА В ПОЗНАНИИ ИЛИ ПОЗНАНИЕ В ШКОЛЕ


Природа человеческая такова, что не может не стремиться к благу. Что люди считают благом, к тому они будут стремиться всеми способами. Но вот что именно люди считали благом, зависело не от них. Это зависело от Системы. Независимо от неуёмной пытливой мысли людей и постоянного состояния поиска, они всё же ранее развивались и размножались по программе и в тех направлениях и целях, которые закладывались прежней Системой в её интересах, но до момента ликвидации такой Системы Управления. Ликвидация состоялась. Инициированы совершенно другие процессы, но сегодня мы имеем СОМНИТЕЛЬНЫЙ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛ, если можно так выразиться, относительно большинства людей. Их главный порок — они видят единственную цель своей жизни в устроении своего быта. Они изначально ориентированы как можно больше брать у общества и как можно меньше отдавать (в идеале брать всё и не давать ничего). И эти установки современные люди (ещё не человеки) впитывают с молоком матери, они у них вложены на уровне подсознания. Заставить большинство людей отказаться от них невозможно. Как в этих условиях построить нужную нам всем социальную конструкцию, которая хоть как-то на первом этапе позволит ориентироваться в происходящем и облегчит наше бытие? Детализация всего того, что было сделано с человеком для перевода его в состояние «люди» и истинное осознание итогов и состояний обо всём случившемся достаточно нелицеприятна, по крайней мере, на этом этапе УСЛОВНО ОСОЗНАННОГО РАЗВИТИЯ людей и уровня их функций Мозга. Это, несомненно, будет сделано позднее, но непременно сделано. Однако это не помешает понять принцип функционирования будущей социальной модели или хотя бы ПОПРОБОВАТЬ ЕЁ СПРОГНОЗИРОВАТЬ в рамках собственного понимания окружающей нас действительности. Исходя из этого я решил публиковать некоторые, на мой взгляд, актуальнейшие сегодня наработки из трудов профессора Александра Ивановича Юрьева, моего учителя и единомышленника, ушедшего «внезапно», но оставившего мне некоторые свои ещё не опубликованные труды или частично опубликованные в специфических и профессиональных разделах в интернете, для многих не доступные. Эта информация — основа моих размышлений по конкретным вопросам в понимании происходящего, и она изложена именно так, как требует сегодняшнее время, если смотреть с точки зрения энергоинформационной диалектики развития генотипов Мозга.

 На протяжении 18 000 (а в особенности 4 000) лет всё, что происходило на нашей планете, было ориентировано и представлено сложнейшим комплексом процессов совершенствования вполне конкретных генотипов Мозга людей и в таком количестве, который был запланирован. Развитие генотипа Мозга было первичным, а все умозрительные процессы, связанные в единый исторический процесс развития цивилизации, были вторичны. Как бы ни унизительно было воспринимать, но развитие всех направлений науки, знаний, воспитания молодого поколения, его обучения, начиная со школьной скамьи, само устройство (школа) этого обучения, культура, в самом широком аспекте понимания, — это тоже программные процессы развития отдельных форматных способностей Мозга у конкретных генотипов. Актуальность этой информации позволит многим понять — почему сегодня именно так происходит, и к чему это может привести. Что нужно вкладывать в ту социальную конструкцию — которую нам с вами предстоит построить осмысленно и опираясь на наши знания, которые, к счастью, сегодня — есть откуда черпать. 

Один НЕМАЛОВАЖНЫЙ ВОПРОСвопрос о школе, задаваемый постоянно людьми, которым НЕ БЕЗРАЗЛИЧНА судьба подрастающего поколения, — людьми, видящими всё то, что происходит в этом направлении. Какой она, школа, должна быть, какой она станет после без(с)конечных терзающих её последние десятилетия реформ? Что делать детям, родителям и учителям в это время — время перестройки, а лучше — преобразования всего и вся?

Школа стала бытом, как поход в магазин, и мы о ней не думаем, пока она не становится для нас проблемой. Сегодня школа — ПРОБЛЕМА ДЛЯ ДЕТЕЙ, которые ощущают школу как некий анахронизм, не имеющий отношения к той реальной жизни, которая бушует на их компьютерах, на экранах ТВ, в их наблюдениях за реальным с миром. Зачем она? Она — проблема для родителей, которые всегда виноваты в том, что у них «не такие дети», что у них не хватает денег платить везде и за всё, словно их ребенок — роскошь, обложенная непосильным налогом? За что их наказывают? Школа — проблема для учителей, которых из педагогов переквалифицируют в бюрократов, обязанных вместо живого общения с детьми считать баллы и заполнять формы, тогда как основное назначение школы — обучение и воспитание. А основную задачу воспитания Ушинский К. Д.1 определил как подготовку человека к жизни. Замечу, что он НАПИСАЛ 22 ТОМА по педагогике — классик, но современные учёные-педагоги не признают его учёным (признавая все труды) только потому, что у него «…нет учёной степени…». Да и большинство педагогов-новаторов того времени её не имели, но делали гениальные вещи.


Схема воспитания и обучения по Ушинскому К. Д. 

Как учить в таких условиях, когда «реформаторы» (даже не хочу озвучивать их фамилии — они и этого не стоят) считают, что школа должна давать только навыки и умение считать до ста, а знания не нужны, т. к. при их наличии человек становится неуправляемым для социальных паразитов? Иначе говоря, для этого нужно реализовать идеи идеологов фашизма (уж очень они похожи на идеи наших «перестройщиков»). Но и это объективный процесс, через который мы должны пройти. Школа — проблема для университетов, которые вынуждены адаптировать свои программы для университетов, а те, в свою очередь, адаптировать свои программы для выпускников школы с высокими баллами ЕГЭ, но НЕ ИМЕЮЩИХ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ БАЗЫ для восприятия знаний, которые 10—15 лет назад не были проблемой для первокурсников. Как их учить дальше?

Для начала надо не трепать друг другу нервы, потому что они не восстанавливаются ни у детей, ни у родителей, ни у учителей. Есть понятие «короткое замыкание угрозы», которое пригодилось бы при обсуждении проблем школы. Открыто это явление было так: двадцати человекам показывали фильм, в котором человек, нарушивший правило техники безопасности, попадал под циркулярную пилу… На экране вопли, брызги крови, отрезанные руки, а у зрителей в зале останавливается дыхание, пульс за 150, даже «медвежья болезнь». А ДРУГОЙ ГРУППЕ ЗРИТЕЛЕЙ объясняют, что в фильме играют и кричат актёры, вместо крови — красная краска, руки отрезаются у манекена: и ничего — зрители спокойны, никто не обмочился и дыхание у всех ровное. Знание того, что происходит на самом деле — это и есть короткое замыкание угрозы. При таком подходе о школе можно думать спокойно. Вот именно с таких позиций и посмотрите на происходящее, УБРАВ ПРЕОБЛАДАЮЩИЕ ЭМОЦИИ и свои и те, которые сыплются на нас из интернета, в котором мы, уже по нашей выработанной житейской привычке ищем все ответы на все наши вопросы, в том числе и на этот.

Чтобы не говорили, школа — прекрасное явление, и её надо воспринимать именно так. Хотя, конечно, у родителей, чьи дети или идут в первый класс, или собираются сдавать ЕГЭ — наступает без(с)покойное время. НЕПРЕРЫВНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ в требованиях к школе и к ученикам можно рассматривать как специальный предмет, который поважнее математики. Наверное, имеется в виду, что кто выдержит школьные изменения, тот выдержит потом любые изменения в нашей жизни. Это реалии сегодняшнего дня, созданные процессами, которые интенсивно, но очень «аккуратно» исправляют то, что было сделано вне рамок понимания людей. Когда родители сами учились в школе, всё было не так: и учили не тому, и требования к знаниям были другими, и в школу записывались не так и т. п. И время сейчас лихое, страшно отпускать ребёнка одного, почти везде его надо сопровождать, а далеко не у всех есть такая возможность. Это много труднее, чем было, когда я и люди моего поколения сами записывались в школу в 60—70 годы. Всё, что мы сейчас — это она, наша школа. Мы становимся такими, в какую школу ходили. И сегодняшние первоклассники будут повторять в своём поведении то, что унесли из своей школы.

Школа сегодня такая же, и учителя не хуже, чем были в наше время. По разным причинам мне пришлось близко познакомиться с несколькими школами города и их учителями, чтобы в этом убедиться. Но ЖИЗНЬ У ШКОЛЫ УЖАСНАЯ, её буквально замордовали требованиями «всё изменить» и «за всё отчитываться». Вместо того, чтобы учить и воспитывать, школа вынуждена заниматься множеством несвойственных ей вопросов, что впору нанимать собственных юристов, адвокатов, экономистов, айтишников, статистиков. Я просто уверен, что времени и сил на работу с детьми у учителей остаётся всё меньше и меньше. Тем не менее, ШКОЛА РАБОТАЕТ. Великий русский писатель и педагог Л. Н. Толстой предложил учителям смело становиться на путь экспериментирования для достижения успеха, что должно содействовать развитию педагогики как науки. «Не философскими откровениями в наше время может подвинуться наука Педагогика, — указывал педагог-писатель, — но терпеливыми и упорными опытами…». 

Конечно, школы и учителя встречаются разные, но так было всегда, это жизнь. Что это значит?

Во-первых — мы с вами, НЕ МОЖЕМ повлиять на реформу школы, как не могли повлиять когда-то на коллективизацию, приватизацию и т. п. Проблемы сыплются на школу и родителей, как снег, с самого Олимпа политической борьбы, где идёт схватка не на жизнь, а на смерть (говорят, между либералами и консерваторами), но это нам так говорят. И те, и другие выступают от имени якобы педагогической науки, а по сути — используют её в политической борьбе за то, какими будут наши дети, что они будут знать и понимать. При этом от родителей и учителей требуют «Пойти туда, не знаю куда, принести то, не знаю, что». Всё дело в том, что так называемая «политическая борьба» всегда сводилась к борьбе за следующее поколение. На нас уже не обращают внимания — мы уже в истории. Любая политика функционирует только тогда, когда опирается на новый тип человека, которого ей удалось сформировать из детей. В тридцатые годы ХХ-го века в СССР формировали один тип человека, в Германии — другой, в Англии — третий, в Камбодже четвёртый и т. д. Сейчас в России формируется, если можно так назвать, НОВЫЙ ТИП ЧЕЛОВЕКА. Какой? В наши дни, через годик-другой может случиться, что мама будет называться «родитель 1», а папа — «родитель 2», а вместо мальчика или девочки будет «человек без пола». Но это вопрос для выборов, на которые родители, как правило, не ходят. Не интересуются, и поэтому получат опять много неожиданностей. Однако хочу заметить — для того, чтобы ходить «на выборы» нужно, прежде всего, начать понимать, ЧТО ЖЕ ТАКОЕ ВЫБОРЫ в том виде, в котором они нам «преподнесены», кто и зачем это применяет и почему. Выбор можно делать только тогда, когда понимаешь кого и для чего выбираешь. Единицы понимают постановочный характер всенародных выборов, но и они ходят «голосовать» так же, как рядовые люди,принимающие всё за чистую монету. Технологии фальсификации истории не забыты и вовсю используются и сегодня, как автомоторность в действии уже практически «отключенных» конкретных представителей конкретных генотипов Мозга. Поэтому оболванивание начинается с первых классов. Вдобавок в школах вовсю внедряется литература и образовательные методики, направленные на растление подрастающего поколения. Доходит до того, что под соусом ЗДОРОВОГО ОБРАЗА ЖИЗНИ пропагандируется воровство, сексуальная распущенность, наркомания, причём с согласия и одобрения Министерства образования. Такой подход явился причиной того, что уже сегодня из школ выходят очень малограмотные люди. Хорошее же образование (правда нужно ещё разобраться что понимать сегодня под словом «хорошее») для простых и малообеспеченных жителей становится недоступным, и это притом, что оно совсем недавно было и лучшим в мире, и без(с)платным.

Сегодня из школьных учебников исчезают проверенные сотнями лет педагогического опыта, отлично зарекомендовавшие себя материалы лучших российских и советских педагогов, а на их место вводятся так называемые ПРОГРЕССИВНЫЕ ЗАПАДНЫЕ МЕТОДИКИ, на деле уродующие психику и мышление ребёнка. К сожалению, рабское мировоззрение, навязанное нашим учителям так же, как и всем остальным, ещё мешает многим из них целостно увидеть те цели, которые реализуют их руками. Недовольные школьными программами родители попадают под прицел новых бандитов — органов опеки.

Во-вторых — ПАНИКОВАТЬ НЕ СТОИТ, потому что всё точно то же переживали наши прадеды, деды, родители. Даже недавно, и в 60-е, и в 70-е, и в 80-е годы прошлого века школьная подготовка детей была предметом ожесточённой политической борьбы на самой вершине государственной власти. Дело в том, что государство — это «фабрика» по воспроизводству людей в нужном количестве и заданного качества. Именно на неё работают все государственные системы: финансовая, промышленная, оборонная, культурная. Все эти системы только для того, чтобы обеспечить сохранение и воспроизводство жизнеспособного и работоспособного населения страны: есть население — есть страна, нет населения — нет страны. Накал этой борьбы вокруг того, чему и как учить в школе, был столь высок, что академик Ананьев Б. Г.2, у которого, насколько мне известно, начинал учиться А. И. Юрьев — получил три (!) инфаркта, из них два — после заседаний Президиума Академии педагогических наук СССР. После третьего инфаркта он умер (18 мая 1972 года). После его смерти ввели обучение в школе с шести лет, изъяли учебники Киселёва, Пёрышкина, Рыбкина, Бархударову и многое другое. Кто учил и учился тогда, помнит, что это было такое. 

 

 

Комментарии
* Адрес электронной почты не будет отображаться на сайте.